«Чем люди живы».

Общество

А вот и еще один обзор минувшего года.

Еще одни «итоги». 

Год начался тревожно: уже 1-го января в Верном состоялась землетрясение.

Стихийное бедствие произвело на всех удручающее впечатление.

И даже начались закрытия различных всероссийских съездов.

Такова была паника.

Несмотря на энергичные всеобщие самопожелания «нового счастья», в середине января, а именно — 17-го числа состоялось открытие Государственной Думы.

Настроение улучшилось лишь в конце месяца, когда, 30-го января, Илиодор заявил, что он решил уморить себя голодом.

Появились надежды…

И пришел февраль.

Новый месяц внес большое оживление, прежде всего, в среду интеллигенции.

Мануйлов, Мензбир, Минаков… 

За ними другие.

За другими студенты…

На университетские события чутко откликнулась пресса.

Многие издатели откликались сидя. 

7-го февраля Илиодор отказался подчиняться указам Синода, за что и были снова оштрафованы многие газеты. 

10-го открылся съезд объединенного дворянства.

Атмосфера сгущалась.

И в конце месяца, действительно, произошла ужасная катастрофа:

26-го февраля Л.А. Кассо был назначен министром народного просвещения.

Сразу усилились морозы. 

Март не улучшил общего положения. 

Начиналась весна.

На юг вылетели 7 профессоров киевского политехникума. 

11-го членам Государственного Совета и Государственной Думы предложили отдохнуть. 

Отдыхали три дня и, вернувшись с прогулки, застали в западных губерниях земство.

Общее ликование отметим тут. 

А.И. Гучков с радости подал 14-го в отставку. 

С 20-го начал отдыхать и финляндский сейм.

Всё шло прекрасно, как вдруг 22-го всей России было нанесено оскорбление действием: избранным в председатели Думы оказался Родзянко.

Скандал так и не удалось замять. Происшествие попало в заграничные газеты. Потерпевшей выражали сочувствие.

Апрель прошел тихо.

Из крупнейших государственных событий отметим лишь оставление в Царицыне Илиодора в порядке 84-й статьи.

У всех отлегло на душе.

20-го была вспышка революции за: повсеместно состоялся «день белого цветка».

«Безпорядки» энергичнее других подавил, конечно, Толмачев. 

Май принес с собой успокоение. 

14-го была распущена Дума. 28-го случилось то же самое и с Государственным Советом.

28-го мая была, наконец, проведена крупнейшая в году одна из давно обещанных реформ:

Евреям запрещено именоваться христианскими именами.

Такое культурное завоевание сильно подняло наш престиж.

В июне спускали дредноуты и были в отпуску.

С июля начинается некоторое оживление после летней спячки. 

11-го прилетел в Москву из Петербурга авиатор Васильев.

Пораженный успехами родного воздухоплавания, Кассо 15-го числа разгромил женский медицинский институт.

Кстати были уволены и 375 студентов-технологов в Томске. 

18-го дано было решительное сражение родительским комитетам.

Родители в безпорядке отступили.

Август начался славным делом. 11-го удалось бескровно присоединить к России два прихода Выборгской губернии.

А на следующий день была одержана новая победа: громкое закрытие лиги эсперантистов.

Сила и мощь России возросли еще. 

Сентябрь был дождливый. 

Внимание общества сосредоточилось на охранных отделениях. 

Выяснились непорядки. 

И в результате из судовых библиотек в самом начале октября были изъяты сочинение Толстого.

Из других октябрьских неожиданностей отметим избрание Прозорова и появление чумы в Астрахани.

В ноябре узнали, что в России существует 20 неурожайных губерний.

И 9-го ноября Горбунов-Посадов был приговорен к году крепости за издание Толстого.

Голод, однако, не уменьшался, и тогда решено было обратиться к решительным мерам.

Прежде всего, была запрещена общественная помощь голодающим.

9-го ноября с Одессы снят Толмачев. Растроганное население плакало.

Декабрем, как всегда, закончился год. 31-го ждали Новый год и новое счастье. 

Подводя итоги, не можем не заключить:

– Веселенький, черт возьми, был год! 

Не говоря уже о ******.  

Петр Ашевский.


Архивные новости
Добавить комментарий