Воинственное настроение Болгарии.

Болгария не на шутку грозит войной Турции. Софийская печать горячо негодует против великих держав Европы, которые отнеслись хладнокровно к ужасному избиению христиан младо-турецкими «брави» в македонском городе Качанике.

Болгарская влиятельная газета «Мир» резка называет нынешнее поведение великих держав «международным преступлением» и говорит:

– «Пора Европе вмешаться в турецкие дела, так как поддержание нынешнего положения на Балканском полуострове становится синонимом терпимости к ужасам турецкой анархии вплоть до полного искоренения христиан. Если турки не подпадут вовремя под европейский контроль, то никакие советы и давления не сохранят на долго мир на Балканах».

Так пишут, так думают в столице Болгарии. Но европейская дипломатия остается равнодушной и хлопочет лишь об оном: как бы все уладить тихо и мирно. Для «успокоения» же самого боевого вопроса существует давно испытанное средство: вопрос сдается в комиссию. Так и теперь. На просьбы великих держав произвести строгое расследование относительно резни болгар турками в Качанике, Порта ответила, что для расследования и наказания виновных она назначила особую комиссию, не допуская, однако, к участию в ней представителей Болгарии.

Великие державы, как ходят слухи, пока удовлетворились хитрым ответом Порты и теперь «следствие идет». Хороши же будут результаты этого следствия турецких чиновников о преступлениях их коллег.

Болгарские народные массы не удовлетворяются дипломатической отпиской. Болгария бурлит и требует войны с Турцией.

Австро-Венгрия уже пользуется случаем и, выделяя себя из концерта великих держав, демонстрирует свою исключительную «заботливость» о христианских народностях, живущих на Балканском полуострове внутри границ Оттоманской империи. Застрельщиком выступает ищущий лавров барона Эренталя новый министр иностранных дел граф Берхтольд, который, по сведениям венских газет, хочет «взять на себя инициативу обмена мнений между державами, дабы, с одной стороны, поддержать порту в ее стремлениях, направленных к благу народов Оттоманской империи, а с другой стороны, повлиять на балканские народы в том смысле, чтобы они не препятствовали друг другу при осуществлении взаимных пожеланий и тем самым дали бы и Порте возможность проводить политику приспособления к племенным отношениям, фактически существующим в Турции».

Австрийская дипломатия, конечно, преследует узко-эгоистические цели, быть может, подготовляя аннексию Ново-Базарского санджака, но, как было и накануне босно-герцеговинской аннексии, драпируется в тогу любви к христианским подданным турецкого султана.

Едва ли хлопоты графа Бертхолдьа приведут к добрым результатам для македонского населения. То стихийное озлобление против Турции, которым теперь охвачена Болгария, трудно успокоить нотами, меморандумами и прочими трафаретными орудиями дипломатического ремесла.

Трудно предсказать, во что выльются события, происходящие в Болгарии. Очевидно, празднующий свой 25-летний юбилей король Фердинанд будет стараться не ознаменовать юбилей войной, против котрой настроены все великие державы. Однако, не в его власти остановить стихийный ход войны народного негодования, если оно действительно таково в Болгарии, каким его изображают софийские газеты и ораторы на митингах протеста, устраиваемых в болгарской столице и в болгарских провинциальных городах.

Мир между Болгарией и Турцией сохранится лишь в том случае, если народные массы королевства Фердинанда не чувствуют полной солидарности с авторами тех митинговых резолюций и тех телеграмм министрам, в которых руководители движения в пользу Македонии требуют, чтобы король-юбиляр не упускал случая и возможности разгромить раздираемую внутренней анархией Турцию и докончить освобождение от турецкого ига той половины болгарского народа, которая живет в пределах Македонии.


Архивные новости
Добавить комментарий