Кризис в Турции.

Турция переживает серьезный кризис…

Кратковременное торжество младо-турок, сумевших низложить Абдул-Гамида и ввести конституцию, лишний раз показало, как непрочно господство партии, опирающейся исключительно на физическую силу.

Совершив государственный переворот при содействии армии, комитет «прогресса и единения» тем самым обрек себя на все случайности, проистекающие из такого опасного союза.

История знает немало переворотов, произведенных солдатами. Но, кажется, еще не было примера, чтобы такие перевороты приносили пользу стране.

Кроме того, гораздо легче официальным документом ввести конституционный образ правления, чем подготовить широкие массы к пользованию политической свободой.

Лишив свободы низверженного султана и удалив из администрации его многочисленных приверженцев, младо-турки почили на лаврах. Им казалось, что в Турции наступил золотой век парламентаризма.

Однако, по мере того, как революционная экзальтация уступила место будничным заботам о дальнейшем существовании турецкой империи, старые грехи ее давали себя чувствовать все осязательнее…

Прежде всего, свобода, которую возвестили младо-турки, оказалась фикцией: то, что раньше делали реакционеры именем Абдул-Гамида, то теперь стали делать политические интриганы именем парламента.

Затем возникли внешние осложнения, с которыми не под силу было справиться комитетским диктаторам.

Дело в том, что Абдул-Гамид обладал большим дипломатическим навыком, позволявшем ему лавировать между разными течениями в области внешней политики. Он попеременно дружил то с Германией, то с Англией и кое-как охранял целостность своего калифата. Там же, где сопротивление было бесполезно, он шел на уступки, жертвуя для этого своим самолюбием. Таким образом Турция свыше тридцати лет наслаждалась миром.

Младо-турки же не сумели предотвратить ни аннексии Боснии и Герцеговины, ни восстания албанцев, ни, наконец, войны с Италией.

И вот замкнулся волшебный круг, в котором они очутились после революции.

Недовольные элементы повели агитацию в армии, которая восстала против комитета точно так же, как раньше против Абдул-Гамида.

Ближайшим поводом послужили деспотические замашки генералиссимуса турецких войск Шефкета-паши. Его свергли.

А когда Шефкет-паша ушел, армия предъявила ряд других требований, окончательно потрясших государственный организм.

Началась отчаянная борьба двух партий: младо-турок и их соперников.

Пока что – никак не удается сформировать министерство, и страна накануне роспуска парламента., что равносильно контр-революции.

Когда противники младо-турок добьются роспуска парламента, к правительству предъявят новые требования, которые сметут нынешних министров, с тем, чтобы на их место поставить любимцев армии.

И если к этому времени не ликвидируют войны, Турция рискует подвергнуться разделу, так как на Балканах легко могут возникнуть события, с которыми не удастся справиться державам.


Архивные новости
Добавить комментарий