Архивные новости

Эскизы и кроки

«Петербургская газета» №179 от 02 июля 1912 года

Начало июля знаменует собой начало особой петербургской болезни, именуемой квартирной горячкой.

С раннего утра обыватели с своими жёнами, чаще всего именно парами, ходят по улицам города и бросаются к каждому красному билетику, приклеенному у подъездов и у ворот.

В нынешнем году красные билетики мелькают чаще, чем в предыдущие годы.

Особенно много их на Петербургской стороне, преимущественно в новых, только что отстроенных, или даже ещё не отстроенных домах.

В таких домах квартиры сравнительно очень дёшевы, иногда баснословно дёшевы, но опытные обыватели не попадаются на эту удочку.

Дело в том, что за последние годы появлялся новый тип домовладельца, строящего каменную громаду для того, чтобы через год перепродать её.

Квартиры в таких сырах домах сдаются почти даром, но зато через год, когда жильцы просушат их своими костями, дом переходит к новому хозяину и цены добавляются втрое.

В общем, квартирант наживает ревматизм, ухлопывает почти все свое жалованье на дрова и в конце концов снова остается без квартиры.


Вчера приехал в Петербург В.А. Теляковский.

Любопытно, что как раз, перед приездом директора театров, поспешили разъехаться все режиссёры.

Конечно, это случайность, но вышло так как будто подчинённые не чувствовали никакого желания встретиться со своим начальством.

Говорят, что в Москве, у артистов и режиссёров, существует особая болезнь, именуемая «директорской».

Как только г. Теляковский приезжает в Москву, так застает всех подчинённых больными.

Особенно недолюбливал директора театров покойный М.П. Садовский, посвятивший ему целый ряд страниц своего дневника и письмо, которое разрешил вскрыть только после своей смерти.

Письмо это теперь вскрытое находится у А.А. Бахрушина.


Цветочные корзины, подносимые опереточным примадоннам, становятся все больше и больше.

Хорошо, что их перестали подавать через оркестр, ибо в противном случае пришлось-бы сажать за дирижёрский пюпитр какого-нибудь «дядю Пуда»…

Обыкновенному смертному никак не поднять такую тяжесть.

Курьезно, что чем меньше артистка (не ростом, а положением), – тем больше подносимая ей корзина.

На казённой сцене, в балете, существует, по крайней мере, известная фильтровка подношений. Публичное отношение могут получать только балерины, а также первые и вторые танцовщицы.

Простые корифейки лишены этого удовольствия, за исключением бенефиса кордебалета, когда они «именинницы»…


Встретил опереточную примадонну г-жу Потопчину, приехавшую в Петербург после двухмесячного путешествия заграницей.

Была в Лондоне, Париже, Берлине, всюду… Посетила 40 театров и теперь так сыта, что не в состоянии больше ничего смотреть.

– Что интересного заграницей?

– Ничего особенного. Повсюду имеют успех наши артисты, особенно балетные. Русский балет в Лондоне пользуются колоссальным успехом. Павлову англичане обожают, Интересно отметить, что все театры разменялись теперь мелочь. Всюду царит пресловутая «миниатюра»…


Добавить комментарий

Комментариев пока нет
Яндекс.Метрика