Шт.-кап. Андреади и лейт. Дыбовский.

Как известно, шт.-кап. Андреади просил телеграфно начальника севастопольской авиационной школы полк. Одинцова разрешить ему продолжить перелет до Петербурга.

Разрешения не последовало.

На присланную вчера из Севастополя телеграмму полк. Одинцова, напечатанную в «Русском Слове», шт. кап. Андреади снова послал телеграмму, в которой, выражая свое удивление по поводу необъяснимого отказа в его просьбе, просил снова разрешения лететь в Петербург.

Предполагается, что неразрешение это находится в связи с нежеланием лейтенанта Дыбовского иметь на пути как бы конкурента.

Лейт. Дыбовский не скрывает, что еще неделю назад он послал в Севастополь телеграмму с предупреждением, что если шт. капитану Андреади будет разрешен перелет Москва-Петербург, то он, Дыбовский, отказывается от этого перелета.

Лейт. Дыбовский не хочет «состязания» и не желает, чтобы ему «мешали в пути».

Однако, думается, что такое неразрешение полета по отношению к шт.кап. Андреади совсем несправедливо.

Шт.-кап. Андреади пролетел на 800 верст больше лейт. Дыбовского, сделав 2,100 верст прямого пути, прилетел в Москву, сохранив свой аппарат в полной исправности, и готов каждую данную минуту лететь дальше.

Казалось бы, что оба летчика должны преследовать  одну цель и пользоваться для этого одними правами.

Неясно даже, чем может шт.-кап. Андреади помешать в пути лейтенанту Дыбовскому.

Шт.-кап. Андреади крайне удручен неразврешением ему дальнейшего перелета.

Интересная подробность.

В напечатанной вчера в «Русском Слове» телеграмме полковника Одинцова сказано:

– Вернитесь в Севастополь 1-го июля.

Можно было из этого экстренного вызова заключить, что присутствие шт.кап. Андреади необходимо в Севастополе немедленно.

Однако, вчера московским воздухоплавательным обществом, предполагавшим устроить авиационный митинг 1-го июля, была послана полковнику Одинцову телеграмма с просьбой разрешить летать на этом празднике лейт. Дыбовскому и шт.кап. Андреади.

В ответ на эту телеграмму от полк. Одинцова была получена телеграмма, адресованная Дыбовскому и Андреади:

– Летайте, но без пассажиров.

Таким образом, штабс-капитану Андреади летать разрешается.

Но… только на московском аэродроме.

А отнюдь не в Петербурге.


Архивные новости
Добавить комментарий