Реформа прихода.

Общество

Бесплодность синодского творчества повела, наконец, к тому, чего и надо было ожидать: за церковные реформы, которых не может сдвинуть с места духовное ведомство, берется Государственная Дума. В конце ноября в Думу внесено законодательное предположение 43 членов ее о реформе прихода и об обеспечении духовенства. Таким образом, светскими законодателями ставятся на очередь вопросы, наиболее затрагивающие интересы церковного общества и тщетно «разрабатывавшиеся» в бесчисленных ведомственных комиссиях. 

Реформа прихода, предлагаемая в проекте членов Государственной Думы, отнюдь не составляет их собственного изобретения. «Проект нормального устава православных приходов в России», внесенный в Думу, есть не что иное, как буквальное повторение такого же проекта, выработанного свое время четвертым отделом новостного предсоборного присутствия. Почему инициаторы «предположения» воспользовались чужим проектом,— вполне понятно. Членам Государственной Думы неудобно самим заниматься выработкой церковных преобразований. И они не берут на себя такой ответственной задачи. Они просто предлагают дать движение заброшенным проектам того церковного совещания, которое наиболее близко к истине выражает голос церковного общества о желательных церковных преобразованиях. Духовное ведомство систематически занималось в последние годы вытравлением из проектов предсоборного присутствия «либерального» духа. Теперь Дума напоминает о подлинных предположениях более авторитетного церковного собрания, изуродованных последующими «реформаторами». 

Выдвигая забытый проект предсоборного присутствия о реформе прихода, члены Государственной Думы принимают, стало-быть, и все его недостатки. Проект этот составлен в очень умеренном духе, и если ныне он считается «либеральным», то это свидетельствует лишь о радикальности совершившейся так быстро церковно-политической метаморфозы. В свое время проектом IV отдела предсоборного присутствия были не совсем удовлетворены многие, далеко не крайние люди. Тем не менее, по сравнению с последним продуктом синодального творчества, воспроизведенный думцами проект приходского устава имеет неизмеримые преимущества. Он обеспечивает приходу действительное участие в выборе членов притча, хотя и ограничивает его разными предосторожностями. Приход становится распорядителем приходских учреждений на деле, а не платонически, как то проектирует современные синодские руководители. В приходском управлении предоставляется участие всем, достигшим 25-ти лет прихожанам, а не только приходской «аристократии». Вообще, прихожане наделяются не одними обязанностями (чего добиваются архиепископ Антоний и его сподвижники), а и правами. Приходская жизнь, организованная на подобных началах, может, действительно, оживиться. 

Но путь думского законодательства предположения весьма и весьма тернистый. Как отнесется к нему духовное ведомство,— догадаться нетрудно. «Колокол» уже бьет набат и был вход в свою обычную «артиллерию». И старается тут, конечно, не один г. Скворцов или вернее, он старается не для себя только. Правящая теперь церковная партия является принципиальной противницей церковно общественного самоуправления и горячей поборницей архиерейского абсолютизма. Идеи предсоборного присутствия в глазах этой партии— сущая крамола (что не мешало 5 лет назад некоторым ее членам ратовать за то же идеи). При настоящем благоприятном политическом положении, правящая церковная среда не пожелает, наверно идти на какие-либо уступки и поступиться хоть крупицами архиерейского «авторитетства». Поэтому нужно ждать упорной борьбы с думской инициативой, причем будут пущены в ход всякие средства. 

Главная энергия в этой борьбе будет развиваться, наверно, вне парламентской гласности, где-либо за кулисами. Что касается Думы, то здесь, надо полагать, противники рассматриваемого предположения просто предъявят формальный отвод. Повторится старая песня, мотивы которой не сходят со страниц известного рода изданий. Дума,— закричат церковные радетели,— вмешиваются в не подлежащую ей сферу церковной компетенции, она берет на себя задачу церковной власти. Пускай эти доводы звучат неискренно и неубедительно. Дума поднимает вопрос о приходе, потому что она считает его затрагивающим близко и государственные интересы, как то аргументируют авторы «законодательного предположения». Дума выдвигает не свой проект, а проект, имеющий уже высоко-авторитетную церковную общественную санкцию. Но что до того гг. Скворцовым? Они знают, что сила их доводов не во внутренней убедительности, а в совершенно посторонних обстоятельствах. И очень возможно, что само думское большинство спасует перед таким орудием. А если оно храбро выдержит натиск, то верхняя палата— надежное прибежище… 

Однако, думское предположение сохраняет свой важный смысл при всяких перспективах. Поднимая тень предсоборного присутствия, оно наносит сильный моральный удар по вашим тенденциям церковной политики и привлекает их на публичный суд законодательных учреждений. И если такой суд и не будет иметь ближайшего практического результата, он снимет по крайней мере маски с некоторых деятелей и назовет вещи своими именами. 

А.Вильский.


Архивные новости
Добавить комментарий